Четверг, 27.07.2017, 03:48
Главная Регистрация Вход
Вы вошли как "Гость"
Меню сайта
Календарь новостей
«  Декабрь 2005  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031
Форма входа
Друзья сайта
Часы
Статистика
Rambler's Top100
Rambler's Top100
Новости сайта
» 2005 » Декабрь » 26 » Дневник защитника «Локо» Вадима Евсеева
Дневник защитника «Локо» Вадима Евсеева
Отклики на его интервью в «СС» измеряются сотнями. От хамских до откровенно восторженных. После ухода Овчинникова и Семина именно его голос стал решающим у болельщиков «Локо», поскольку капитан команды Дмитрий Лоськов – большой дипломат.

Чтобы понять то, что творилось в уходящем году в самой компромиссной и внешне бесконфликтной команде страны, Евсеев при помощи и по просьбе редактора отдела футбола «СС» Сергея ЕГОРОВА написал историю «Локо»-2005 из пяти глав…

ПРЕДИСЛОВИЕ. УПУЩЕННАЯ НАДЕЖДА.

— (Подумав.) Как назвать нашу историю? – Евсеев морщит лоб…

Дать название целой истории – непростое дело. Дальше, конечно, все пойдет веселее, но сейчас мы оба сидим и думаем, что как яхту назовем, так она и поплывет…

— Название? Название… Упущенная надежда… Точно! Так именно и назовем. Все-таки сначала у нас шло все замечательно, мы были полны энтузиазма и ничего не боялись… Ждали новых побед и были к ним готовы. Продолжилось все уходом тренера Семина в сборную, о котором я узнал едва ли не первым из команды (но об этом речь пойдет в первой главе), назначением второго тренера Эштрекова, а закончилось тем, что мы выбыли из Лиги чемпионов и не взяли золото в чемпионате страны. Говорю же – упущенная надежда. Причем упущенная всеми нами, локомотивцами. Упаси меня бог говорить, что хорошего в этом году было мало, – отнюдь нет!

Но вот парадокс, то хорошее, что с нами случилось (а его было много), произошло… невовремя. Обычно мы прибавляли к концу сезона, сметая все на своем пути, а в этом году все радости жизни свалились на нас гораздо раньше. Фантастическая беспроигрышная серия, удавоподобный отрыв от ЦСКА и…

Такое с нами, да и с вами, уважаемые болельщики моего «Локо», произошло впервые – в конце все куда-то исчезло. Я попытаюсь разобраться,почему…

ГЛАВА 1.
СЕМИН.

B ноябре 2004-го сборная России возвращалась из Краснодара в Москву после победного матча с Эстонией. Уже тогда, в преддверии этой игры, да и после нее, несмотря на победный итог, ходили слухи о том, что в сборной скоро появится новый главный тренер. Этим тренером был хорошо мне знакомый Юрий Павлович Семин. Всем было ясно, что после Португалии Георгий Ярцев работает до одного-единственного потерянного очка.

Во время полета подошел Вячеслав Колосков – мы говорили минут 40—45 – достаточно для того, чтобы у меня не осталось никаких сомнений. Конечно, речь шла не только о Ярцеве и Семине, но и, не поверите, о горных лыжах! Оказывается, президент РФС катался на них там же, где и я, – в одном местечке в Австрии. Он раньше, я — чуть позже…

Итак, все вы понимаете, Колоскова интересовали отнюдь не склоны австрийских гор… Президент хотел услышать мое мнение о Ярцеве и Семине. Как я их отрекомендовал? Сказал, что оба – близкие мне люди. Ярцев меня сделал футболистом, а Семин сделал футболиста Евсеева личностью. Колосков внимательно слушал. Ничего плохого ни о том, ни о другом я не говорил.

Как потом выяснилось, в ноябре 2004-го, сразу после возвращения из Краснодара, президенту РФС не удалось уговорить Палыча возглавить команду…

А меня тогда ждал отпуск и продление контракта с клубом. Я остался, потому что поверил двум людям – Филатову и Семину. Но в апреле Семин ушел в сборную. Где, кстати, совсем не изменился – каким ушел из «Локо», таким я его в сборной и застал. То же доверие к игрокам, тот же футбол, те же требования и раскованность.

Величие человека, на мой взгляд, определяется в общении. Как он себя ведет с обычными людьми и теми, кто вершит судьбы. Теми, кто приходит на стадион на нашу южную трибуну в Черкизово, покупая билет за 100 рублей на сэкономленные от школьных обедов деньги, и теми, кто смотрит на поле из VIP-ложи. Что меня всегда поражало в нем – он ведь со всеми одинаков. Всегда спокойно и уважительно разговаривает.

После ухода из команды я видел Палыча на базе всего лишь один раз. Не помню уже, когда… Он сидел в машине на автостоянке и почему-то не выходил на улицу. От поля он был далеко. Ни на одной из тренировок команды он не присутствовал. Его отгородили от нас. Кто, зачем и почему это сделал, остается только догадываться.

Повторю, мне было неприятно это видеть, и многие футболисты разделяли мое мнение. Большинство из команды приходили в «Локо» именно к Семину, испытывая к нему симпатию. Недаром же Хохлов сейчас за ним пошел в «Динамо», Овчинников тот же… Не верю, что у обоих был один мотив – деньги. Мотивом был Семин.

ГЛАВА 2.
ЭШТРЕКОВ.

Поначалу все ребята были только за него. Когда Эштреков был вторым, игроки, которые отыграли дольше меня в команде, отзывались о нем только в положительных тонах. И первые матчи подтверждали общее мнение. Результаты шли в гору, мы одерживали одну победу за другой и прочно занимали первую строчку в таблице.

Но когда начались все эти неурядицы… Не зря говорят, что тренерское мастерство заключается не только в количестве одержанных его командой побед, а и в том, как специалист способен преодолевать неудачи. Когда хорошо – то всем и все хорошо. Когда плохо – не всем должно быть плохо, понимаете? Выйти из этого плохого на хорошее – вот искусство, которое Эштрекову оказалось не под силу. Почему – не мне судить.

Хотя попытаться стоит… Каждый раз после ухода из команды Семина, приходя на тренировку, я знал, чем буду заниматься. Знал упражнения и задания, которые будут даны, и представлял себе задачу. Нового ничего не повторялось из раза в раз. Это было необычно, приедалось со временем, но тревоги не вызывало – мы продолжали побеждать, а отрыв от ЦСКА все увеличивался и увеличивался. А потом мы армейцев еще и обыграли. Иллюзия того, что все идет нормально, все так и должно быть, стала еще сильнее. Футболисты продолжали получать монотонные задания – пробежки, растяжки... Все это называется одним словом – шаблон. К осени голова, по себе знаю, начинает закипать и ее надо разгружать, сходить с этого шаблона. Мы не сходили.

Мы каждый день делали ненужную никому болванку. Иногда хотелось кричать: да дайте же нам мяч и скажите – играйте в дыр-дыр! Разгрузите нас! Однако продолжались непонятные тактические упражнения с непонятными для игроков целями. Мало кто понимал, что и для чего мы делаем. Ведь многие из нас помнили другие времена в «Локо»…

Это был ведь по-настоящему западноевропейский клуб по части отношений руководства и игроков! Я обалдевал от этого первые годы после прихода из «Спартака», где и близко такого не было. Когда Эштреков взял в свои руки бразды правления, свободы я уже не чувствовал. На базу мы приезжали строго за два дня до игры, что было непривычно.

Нет, конечно, и при Палыче мы иногда садились на сбор за те же два дня, но это было перед играми со слабыми соперниками и не так часто. Перед матчами с основными конкурентами автобус привозил нас в Баковку за день до матча.

При Эштрекове мы стали значительно больше времени уделять тактическим разборам. Если у Семина я не помню занятия, по продолжительности превышающего 20 минут, то при Эштрекове игроки постепенно превращались в телезрителей, а просмотр и разбор длился минимум час! Я никому ничего не говорил, хотя утомляло прилично. Считал и продолжаю считать, что такие длительные просмотры полезны только молодым игрокам. Но что было делать – каждый тренер по-своему преподносит такие вещи.

Пытались ли мы или, если угодно, я что-либо изменить? По моему мнению, советовать тренеру футболист может только тогда, когда тот его об этом спрашивает. Меня не спрашивали, а тренерского совета у нас как такового не существовало. Эштреков вызывал к себе одного игрока и интересовался его мнением. Этими игроками были Овчинников, Лоськов, Гуренко и, быть может, Хохлов.

Но однажды спросили и меня – помните, в конце сезона мы долго не могли забить? «Что делать?» — спросил Эштреков. Я ответил, что если у одного нашего нападающего не получается, надо выпустить еще и второго – шансов-то больше будет! «А вот этого делать не стоит», — ответил Эштреков. В итоге я оказался прав – мы забили аж четыре гола в матче с «Брондбю», когда на поле появился второй форвард! Счет с 0:2 изменился на 4:2.

И это при том, что поначалу все замечали — команда с Эштрековым стала играть в более атакующий футбол, и не буду спорить, все на то и указывало… Но постепенно, и этого многие не понимали, мы все больше начинали подстраиваться под соперников. Когда это началось? Я бы погрешил против истины, назвав точкой отсчета старт в Лиге чемпионов. Нет, в матче с «Работничками» из Македонии мы играли в своей манере, стараясь навязать игру сопернику.

Первая игра, когда мы плясали от соперника, была с «Москвой» — аккурат за три-четыре дня до македонской игры. И пусть Сычев забил гол, который в итоге принес нам победу, у меня сомнений уже не было – мы действовали вторым номером, стараясь уловить то, как будет играть и что придумает соперник.

Вторым таким матчем, и это я хорошо запомнил, было дерби с ЦСКА – мы выиграли, накануне внимательно изучив состав армейцев, стараясь узнать, кого выпустит Газзаев, и просматривая последние матчи его команды, и только потом определившись с составом. То есть с позиции собственной силы мы играть перестали…

Я привел два примера, когда мы плясали от соперника, – в обоих случаях мы его обыгрывали. Вот уж не знаю, благодаря ли избранной тактике или ей вопреки… А третьим матчем из этой серии была игра с «Рапидом».

ГЛАВА 3.
«РАПИД»

«Рапид»… Наверное, еще долго я не забуду этот матч. Мы играли великолепно, соперник выглядел растерянным, и казалось, даже несмотря на травму Сычева, что уж один-то из десяти голевых моментов наши форварды реализуют. Пропущенный за 10 минут до конца игры гол был шоком.

Я, как вы помните, покинул стадион первым из игроков. После этой встречи меня не один раз спрашивали репортеры «СС», чем был вызван столь ранний уход? Отвечаю впервые – сил терпеть того, что творилось тогда в раздевалке, не было! Потому что там… ничего не творилось! Тренер говорит: «Молодцы, все нормально…» Кажется, потом он заговорил о том, что завтра собираемся на базе тогда-то и тогда-то… Я был в шоке… В раздевалке тишь, гладь да божья благодать… Класс!

Эх, если бы это произошло при Семине… Там стоял бы такой кипеж! Да там сумки бы летали по всей раздевалке – и он, не дожидаясь конца игры, «вставил» бы всем еще в перерыве. Однажды Семин так саданул по сумке, что потом хромал неделю, – мы проигрывали 0:2 после первых сорока пяти минут, а в итоге победили.

Вы не представляете, как же я иногда ждал, а в перерыве той игры с «Рапидом» особенно, когда же нас наконец пошлют к такой-то матери! Не дождался… Видимо, Эштреков — слишком интеллигентный человек и так и не смог переступить через себя, хотя для нас крик в тот момент был, что называется, в самый раз. Но в раздевалке наш тренер не кричал. Вообще. В принципе. Никогда.

Уверен, победи мы австрийцев, чемпионами бы стали – никуда эти золотые медали по тому накату, на котором мы шли, не делись бы. Психологический подъем большой, к тому же в команде собраны опытные ребята, и все помнили, как нам помогла Лига в предыдущие годы. Благодаря ей команда находилась в потрясающем тонусе. Но то поражение здорово нас подкосило, хотя никто тогда еще не знал, какие неприятные сюрпризы нас ждут в конце сезона.

ГЛАВА 4.
ОВЧИННИКОВ.

Для меня его уход был шоком. После игры с «Брондбю», когда мы в тяжелейшей борьбе победили датчан и практически обеспечили себе путевку в следующий раунд, Овчинников собрал команду и объявил о том, что он покидает «Локомотив» и переходит в «Динамо».

Хотя, сказать по правде, об уходе Босса мне сказала жена еще за пару дней до того матча с командой Лаудрупа… Знаете ведь, что от жен ничего не утаишь, а между собой они иногда общаются более тесно, чем сами игроки. Когда мне Татьяна сообщила об этом переходе, я просто не поверил. Не может быть, потому что этого просто не может быть никогда!

Тем более в прошлое межсезонье, когда у меня было предложение от киевского и московского «Динамо», «Спартака», именно Сергей приводил аргументы в пользу того, чтобы я остался. Можно сказать, когда я был в ситуации, аналогичной его нынешней, он меня уговорил не уходить. Мы встречались несколько раз, он говорил: «Ты что делаешь, не вздумай никуда уходить!» Вот я и не вздумал… И ни о чем не жалею.

Советовал ли я ему? Просил ли остаться? Долго над этим думал и понял, что просто не имею на это права. Босс – большой игрок, выступал за границей и сам в состоянии решать свою судьбу. Потому, если уж он сделал выбор, значит, хорошо думал. На праздновании своего дня рождения он сказал, что уход из команды — не его вина. Говорил, что не получил предложения остаться…

При этом не могу сказать, что все находились в шоке после этого известия. Потому что картина происходящего была уж очень необычной. Овчинников в первом же тосте на своем дне рождения объявил нам об уходе, предложив поднять за это бокалы.

Меня спрашивают: а не поторопился ли Овчинников, перейдя в «Динамо»? Считаю – да, поторопился. Уверен, и предложение Филатов сделал бы. Но в свое время я похожим образом уходил из «Спартака» — его руководители так же тянули, и я ответил «да» Семину. Ситуации схожие, с той лишь разницей, что я подписал контракт с «Локо», будучи еще игроком красно-белых, за месяц до окончания чемпионата, а Овчинников — уже после его завершения.

А вот проводить параллели между ситуацией Сергея и моей прошлогодней историей, когда я долго не продлевал соглашения с «Локо», неправильно. Если помните, я тогда не сразу подписал контракт – меня звали несколько клубов, и без работы футболист Евсеев бы не остался. И не буду скрывать – прав Севидов, написав в «СС» статью о том, что Евсеев хочет поднять цену. Да, хотел! И чуть-чуть эту цену я поднял…

После окончания сезона мы вместе с Боссом и Лоськовым в большой компании поехали на охоту. Мне с Сергеем не повезло – никто из зверей не вышел нам навстречу… Получается, мы – мирные люди. Кабана завалил только Лоськов, да еще один человек с кухни на базе убил косулю… Надеюсь, и в следующем году у нас в матчах с «Динамо» будут мирные дуэли.

ГЛАВА 5.
МУСЛИН.

О том, что у нас будет новый главный тренер, стало ясно еще до окончания сезона. За неделю до того, как Филатов сделал официальное заявление о том, что команду возглавит Муслин, он сказал это и мне.

Валерий Николаевич говорит, что югослав хорошо работает с молодежью, доверяет ей, ставит в состав. Если честно, больше о новом тренере ничего не знаю. Позади непростой сезон, и хочется в последние дни отпуска просто отключиться от футбола и отдохнуть. Вот 5-го числа приеду на стадион, там и встретимся на собрании.

А вот за что я уже благодарен новому тренеру, так это за первый сбор – поедем в Эмираты, в тепло. Не в холод и горы, как это было раньше, а к океану. Нормальные условия – практически отпуск!

Но это все шутки. Впереди тяжелейший сезон. Мне очень хочется, чтобы мы вернули себе золотые медали. У меня часто спрашивают, стал ли ЦСКА гегемоном в нашем футболе и не будет ли эта команда новым «Спартаком» эпохи Романцева, который крушил всех и вся. Уверен – не будет. Уж слишком мал разрыв между ними и остальными.

В «Локомотиве» появился европейский тренер, поработавший не один сезон в серьезных клубах. Думаю, кто лучше проявит себя на тренировках, тот и выйдет на поле, а когда мы с вами сядем писать новый рассказ, о жизни «Локомотива» в 2006 году, больших мучений с названием у меня не будет. Можно сказать, я его уже придумал. «Муслин – чемпион!». Звучит, а?

Просмотров: 537 | Добавил: LOSKOMOTIV | Дата:
Всего комментариев: 2
1  
Очень интересный дневник! Надеюсь все-таки "Муслин - чемпион!"

2  
вадик ты лучший!!!!

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Хостинг от uCoz